Противоречия, нестыковки и подозрительные пробелы. Как расследуется одно из первых дел о хищении биткоинов в России?
Развитие технологий приводит к появлению новых способов мошенничества и краж в Интернете по всему миру. Россия – не исключение. За последние шесть лет число киберпреступлений выросло как минимум в 11 раз – с 42 тысяч случаев в 2016 г. до 510 тысяч случаев в 2020 г. Несмотря на растущую угрозу, раскрываемость таких дел до сих пор остается низкой. По словам представителя Генпрокуратуры Андрея Некрасова, виновных удается отследить и найти только в 25% случаев. Трудно идентифицировать злоумышленников, использующих VPN-сервисы и анонимные криптокошельки. Ситуация осложняется и тем, что в стране до сих пор не выработана единая методика расследования преступлений в Интернете. Как такое упущение может отразиться на справедливости российского уголовного процесса, «Регионы России» решили показать на примере истории 22-летнего Александра К. из Москвы.

«Такое дело можно повесить на любого»

Еще год назад казалось, что жизнь 22-летнего Александра К. складывалась успешно: он учился на третьем курсе университета, мечтал построить карьеру в юридической сфере и в свободное от учебы время подрабатывал помощником адвоката. Студенчество было беззаботным еще и потому, что в собственности Саши уже была часть семейных активов и подаренная семьей квартира в столице. Но сегодня парню позавидуют немногие – с 7 октября 2021 г. он сидит в следственном изоляторе №2 города Москвы, известном также как Бутырская тюрьма. К., в отличие от его сокамерников, не вменяется ни причастность в убийствах, ни в грабежах, ни в наркоторговле. По версии следствия, Александр воспользовался хакерской программой, незаконно получил доступ к криптокошельку потерпевшего и похитил с его аккаунта более 20 биткоинов. Даже по нынешнему относительно низкому курсу криптовалюты сумма огромная – около 400 тысяч долларов.

«Сотрудники, которые занимаются расследованием, говорят, что ранее никогда не встречались с делами о хищении криптовалюты. Однако любому человеку ясно, что ключевыми доказательствами следственной версии в киберпреступлениях должны стать данные, хранящиеся на электронных устройствах. Александра задержали в аэропорту, при нем были два телефона и ноутбук, однако они изъяты не были. А когда мы предоставили их оперативным сотрудникам, они сказали, что им это не нужно. Дело лишь на показаниях «свидетелей» можно повесить на любого», – объясняет адвокат Александра К. Михаил Скузоватов.

Каким образом хищение биткоинов смог организовать человек без профильного образования и опыта работы в сфере IT, правоохранительные органы объяснить не могут. Место, время, способ совершения преступления следствием не установлены, а единственным доказательством его вины в сфере ITстали показания трех свидетелей, ранее знакомых друг с другом.

Слова свидетелей как единственный и последний аргумент

Работая помощником адвоката, Александр К. выполнял несложные, но важные поручения своего отчима – известного в Москве предпринимателя, адвоката и мецената. Одну из таких задач, ничем, с первого взгляда, не примечательную, Александр наверняка запомнит на всю жизнь. В декабре 2020 г. студент собирал документы о переводах в приложении СберБанк Онлайн клиентов компании «Свап Валлет» (сервис по обмену криптовалюты на деньги). Эта информация сегодня используется как доказательство в другом деле о хищении биткоинов группой лиц, фигурантами в котором проходят Полина Ю. и Ибрагим М.

По мнению адвокатов, и Ибрагим М., и Полина Ю. знали, какую роль Александр К. играл в их разоблачении. Поэтому очевидно, что два из трех свидетелей могут иметь повод выражать к Александру неприязнь и даже мстить за то, что он помогал в расследовании дела.

«Согласно российскому законодательству, показания свидетеля, основанные на догадке, предположении или слухе, относятся к недопустимым доказательствам. Ю. и М. ссылаются на факты и не поясняют, откуда у них такая информация. Наше желание проверить полученную от свидетелей информацию встречается следствием без энтузиазма», – поясняет адвокат Михаил Скузоватов.

Третий свидетель, выступающий против Александра К., – Юрий Д. Он утверждает, что передал некому Роману (по его словам, сообщнику Александра) обналиченные биткоины в размере 12,8 млн рублей в одном из офисов международного делового центра «Федерация». У версии о том, что такая встреча действительно была, больше нет ни одного доказательства – этот момент не запечатлели камеры, его не могут подтвердить другие сотрудники офиса, а таинственного Романа и вовсе никто не знает.

В ходатайстве, подготовленном Александром и его адвокатом, сказано, что при осмотре телефона Ибрагима М. нашли странную переписку с контактом «Бра Битки». В одном из сообщений Мурзабеков говорит о том, что некто должен передать ему биткоины и если этого не произойдет, то человека ждут проблемы.

Позже в ходе опроса Ибрагим М. утверждал, что действительно называл себя владельцем похищенных 20 биткоинов, однако делал это по поручению Константина С. При всей абсурдности ситуации, Константин С. до сих пор не принимает никакого участия в расследовании, хотя готов опровергнуть слова свидетеля.

Шанс исправить ситуацию есть!

К сожалению, практика сложившейся в России системы такова, что если дело доходит до суда после предварительного следствия с обвинительным заключением, то чаще всего судья выносит обвинительный приговор. По словам адвоката Александра, количество оправдательных приговоров в стране ничтожно мало.

«У них [сотрудников суда, прокуратуры. – Прим. ред.] колоссальная загруженность, особенно у нас в Москве и Подмосковье. В таких условиях, как правило, нет времени, чтобы разобраться во всех тонкостях дела. Мы видим, что следствие пошло не по тому пути, и надеемся, что прокуратура все-таки подойдет к решению вопроса серьезно. Не хочется верить, что погоня за успешными показателями раскрываемости преступлений в интернете будет важнее сломанной жизни молодого ни в чем не виновного парня», – подытожил Михаил Скузоватов.

Дело Александра К. действительно одно из первых дел в истории российского следствия в сфере кражи криптовалют. Это значит, что на его базе правоохранительными органами нарабатывается методика расследования подобных инцидентов. Именно поэтому так важно, чтобы работа следственного комитета проходила на высшем уровне: с максимальным вниманием даже к самым малозначительным фактам, с тщательной проверкой всех версий и анализом доказательств. Сегодняшняя же ситуация говорит о том, что при расследовании уже были допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства, однако у сотрудников по-прежнему есть возможность выявить все нестыковки, заполнить пробелы и найти виновного, запланировав проведение дополнительных следственных действий. Дело, которое может стать прецедентным, не должно иметь права на ошибку. Доверие граждан к власти зиждется на вере в строгое и справедливое соблюдение законодательства.

Редакция «Регионов России» будет внимательно следить за ходом расследования дела.
Made on
Tilda